Дмитрий Ходырев: Теперь я играю в ферму!

Знаете, о чем теперь болит голова у режиссера, создателя новороссийской лиги КВН Дмитрия Ходырева? Как грамотно спланировать спецоперацию по вылавливанию 40-килограммового сома в его пруду, как научиться готовить блюда из лотоса и узнать, куда сбежал енот Еся (его ищет весь хутор). И этот список забот не полный. Потому что Ходырев теперь занимается агротуризмом, а его должность — директор самой настоящей фермы.

Режиссер переехал на хутор

Ни за что бы не узнала, где находится хутор Покровский, если бы не предложение Дмитрия побывать у него и посмотреть, чем он сегодня занимается. Сто километров от Новороссийска через станицу Троицкую и Федоровскую — и мы уже едем по заповедным полям. По обочинам тут и там попадаются фазаны, которые не боятся человека и машин, бегают лисы и зайцы. В общем, края малолюдные, почти не тронутые цивилизацией.

Хутор Покровский, где несколько десятков домов, вообще не знаком с асфальтированными дорогами. Хозяйство Ходырева находим по особым приметам: ухоженному современному яблоневому саду и пруду. За деревянными воротами — срубы, зеленые газоны с разнообразным дизайном, мостик через пруд, бассейн — все, что нужно человеку для отдыха на природе. Но это — красивая картинка для гостей Ходырева. За всем стоит изнурительный, порой рабский труд простого сельского жителя.

  • — Агротуризм — очень популярное на западе направление туризма, в России оно только начинает зарождаться, совершенно не развито и пока убыточно. Потому что россияне привыкли на природе жарить шашлыки, есть и выпивать, — начинает свою экскурсию по хозяйству режиссер.

    А в сараях у Ходырева самая настоящая ферма — несколько коров с телятками, козы, три поросенка, птичник с утками, курами, индюками и загон для цесарки. Сюда приводят туристов — чтобы они узнали, как выглядят животные и чем они пахнут.

    Коров и коз Ходырев доить так и не научился, этим у него занимаются работники из местных хуторян. А вот свое меню уже перестроил полностью: практически все для стола своего и гостей режиссер выращивает и производит сам. Разве что сметана пока не дается, признается новороссиец, получается слишком густой, как масло. Поэтому сметану для борща приходится покупать.

    — Мясо мы едим только свое, выращенное на ферме. В основном диетическое и, как правило, цесарку. У нее мясо нежирное, правда, в отличие от курицы, цесарка дольше растет — до полугода. Зато не воняет пенициллином, как покупное мясо птицы. А цесариное яйцо гипоаллергенно, скорлупа — кладезь микроэлементов, его размалываем и добавляем в пищу вместо витаминов. Когда мой знакомый узнал, что я выращиваю цесарку, удивился: в Москве, чтобы достать эту птицу, он ездит в специальный элитный торговый центр.

    Хотите козлиный хамон — пожалуйста!

    Котлетами из настоящего фермерского мяса Ходырев, вернее, его работники, потчуют туристов. Отвыкли современники есть блюда из натурального мяса, сетует Дмитрий. Возмущаются порой, что им на завтрак подали не сосиски. Обидно.

    Зато домашнюю сыровяленую колбасу, приготовленную на ферме, покупают с удовольствием, цена — 1000 рублей за килограмм.

    С колбасой тоже интересная история вышла. Устроился на работу к Ходыреву ди-джей из Новороссийска — Василий Ли, между прочим, ученик известного столичного ди-джея Грува. Когда Ходырев узнал, что Василий по основному образованию технолог пищевой промышленности, уговорил его не только винил крутить, но и подрабатывать по основному диплому — делать для агротуристов домашнюю колбасу, сыровяленое мясо, сыр и домашнее пиво. И у Васи таки получилось! Теперь творческая лаборатория Василия выглядит как цех мясокомбината — на стене висит и сушится колбаска, козьи сыровяленые ноги. Красота!

    Актеры-пенсионеры нашли хорошую работу

    А кроликов Ходырев выращивает не для стола, а для души. Пристроил, можно сказать, актеров, вышедших на пенсию.

    — Это крольчиха из квеста, она играла в «Гарри Потере» белого кролика. Дошла до такого уровня актерского мастерства, что сама открывала дверцу детям — участникам квеста — и выталкивала морковь, — рассказывает Дмитрий.

    Ну как такую умницу съесть? Теперь крольчиха удивляет своими талантами юных посетителей фермы.

    Соседи кроликов — братья еноты Ося и Еся. Правда, один из них недавно вероломно сбежал.

    — Когда купили енотов, они были такие милые, детки с ними фотографировались, брали в руки. А выросли — стали злыми: им самку теперь подавай, — посвящает меня в личную жизнь диких животных Дмитрий.

    Вот один из енотов (Ося или Еся?) драпанул на свободу в поисках любви. Теперь его ищет весь хутор. Как бы его, дурачка, местные собаки не задрали, переживает режиссер.

    Лотосы хороши как пища

    Дорогих гостей Ходырев потчует настоящим кубанским борщом и свежеиспеченным хлебом, пельмени — самолепные из того самого мяса, выращенного на ферме, огурчики из его теплицы — не покупные.

    — Зимой огурцы стоят бешеных денег, вот и решили поставить теплицу и выращивать огурцы и зелень для себя, — поясняет Дмитрий.

    К чаю варенье из тыквы, тоже приготовленное на ферме.

    — А еще мы малину посадили — чтобы зимой чай с малиновым вареньем пить, — говорит кавээнщик, добавляя: жаль, что вы на лотосы не успели.

    Лотосы на хуторе, как сорняки: ими зарос весь пруд, в общей сложности здесь, наверное, цветочных зарослей гектара два. Чтобы продукт не пропадал зря, из лотоса сейчас селяне пытаются научиться готовить всякие экзотические блюда.

    — Все части лотоса можно есть, — поясняет Ходырев. — Корень употребляют как корнеплод, а еще жарят, маринуют, вот это как раз мы и делаем. Из листьев готовят различные блюда, из лепестков — чай, а еще их в косметологии используют. Мы собираем семена лотоса, чтобы он не посеялся в воду, и пруд окончательно не зарос цветком. Семена жарим, как кофейные зерна, получается бодрящий напиток.

    Время идти на сома

    Сейчас Ходырев озабочен состоянием его зарыбленного пруда, где живет сом, достигший критического веса — 40 килограммов. Сома нужно как можно скорее изловить, поясняет мне режиссер, иначе он сожрет малька, которым зарыбили водоем. Вся надежда на местного «китобойца-браконьера» Валеру. Ему посулили долю от сома, на что мужик согласился, после чего обещал сконструировать перемет, украшенный дохлыми раками и улитками, и изловить на эту приманку гигантскую рыбу.

    Интересуюсь у Ходырева, как у него на все хватает времени? Ведь кроме фермы у Дмитрия 30 гектаров яблоневого сада, виноградник, три пруда. А ведь в мае еще нужно завести личинку малька и вырастить из него к туристическому сезону рыбу. Дима признается, что его на все не хватает. А самая главная проблема современного фермера — отсутствие рабочих рук. И прискорбно, что при перманентной безработице на хуторе люди не хотят трудиться. Большая часть населения пьет, понабрав в банках кредитов.

    — Из местных жителей не пьет только 69-летний Петя, поэтому он у нас незаменимый работник, — говорит Ходырев.

    Ну а в основном люди, получив у фермера заработную плату, потом по двадцать дней не являются на рабочее место.

    Это сплошное творчество

    Любопытствую, не скучает ли режиссер по сцене? Все-таки он двадцать лет отдал КВН...

    — Совсем не скучаю, потому что иногда устраиваю праздники своим гостям. Вот недавно провел чемпионат по поеданию пельменей, — говорит Дмитрий. — А вообще, моя новая работа — это как компьютерная игра «Ферма», где играющий выращивает рыбу, сажает огород, собирает урожай. Я делаю то же, только по-настоящему.

    Правда, оговаривается Ходырев, пока ферма и сельское хозяйство убыточны и выживают исключительно благодаря доходу от аренды приезжающими туристами деревянных срубов.

    А вот местная сельская администрация новоявленным фермером довольна. Ведь Ходырев дает не только рабочие места, но и провел на хутор газ, делает в складчину с местной властью дороги.

    — Ну а творчество в твоей работе есть? — спрашиваю у Димы.

    — Хватает, — говорит он, — сельское хозяйство — это сплошное творчество.

Поделиться в социальных сетях:

Новости партнеров