Дно Новороссийской бухты может превратиться в пустыню

Новороссийцы заметили, что море в районе Суджукской косы стало грязным, а камни заросли водорослями, свидетельствующими о большом количество органики в воде. Что случилось с нашим любимым пляжем? — спрашивают взволнованные читатели.

Ответ на вопрос подсказала корреспонденту Наталия Березенко, старший преподаватель кафедры «Техносферная безопасность на транспорте» Государственного морского университета им. адмирала Ф.Ф. Ушакова, автор двадцати очерков о водорослях новой редакции Красной книги Краснодарского края. В течение сорока лет она отслеживает биологическое состояние морской альгофлоры Черного моря, ищет новые виды морской живности и знает все, что происходит на дне, потому что сама туда спускается с аквалангом.

Строительство в последние годы заградительных молов в северо-восточной Цемесской бухты спровоцировало изменение направлений течений в ней, сообщила Наталия Спартаковна. Течение в нашей бухте идет против часовой стрелки. Из-за появления этих сооружений течение натыкается на бетонную стенку и поворачивает на юго-запад. Поэтому сейчас илы оседают не за Пенайской банкой, как ранее, а в районе старых причалов рыбозавода, следующая зона оседания ила — в районе мемориала на Малой Земле и на Суджукской косе.

Ученый объясняет, что заиление — страшное зло для моря: оно приводит к опустыниванию морского дна, на илах не прорастают споры водорослей, участвующих в самоочищении воды. И со временем дно в таких местах превращается в безжизненную пустыню, а качество морской воды падает.

— Безусловно, молы мешают течению воды в бухтах и наносят вред, но есть допустимое воздействие, а есть недопустимое, — прокомментировал «НР» ситуацию сотрудник лаборатории экологии Южного отделения Института океанологии РАН, доктор географических наук Николай Есин. — Когда проектируются подобные гидротехнические сооружения, должна даваться оценка воздействию на окружающую среду. Мне лично приходилось делать лишь предварительное заключение о строительстве новых морских сооружений в Цемесской бухте, без глобального исследования. К сожалению, больше наши ученые не участвовали в исследованиях.

Николай Васильевич подтвердил сказанное Наталией Березенко, согласившись с мыслью, что причалы и молы могут приводить к изменению направлений течения и к заилению, но каков их масштаб последствий в Цемесской бухте — это должны сказать последующие исследования.

— Наш институт готовил проект строительства причальных сооружений в Геленджикской бухте, мы делали подробное и детальное обследование бухты, а затем и математическую модель течений. Все рекомендации ученых были соблюдены строителями, — завершил Николай Есин.

Остается один главный открытый вопрос в преддверии курортного сезона-2019: куда пойти купаться?

— Сейчас самый чистый район Цемесской бухты — восточное побережье от мыса Шесхарис до Кабардинки и далее район мыса Дооб, — отвечает на вопрос читателей «НР» Наталия Спартаковна. — Акватория у Мысхако, к сожалению, далеко не идеальна. Чистым считается акватория, прилегающая к государственному природному заповеднику «Утриш». Относительно благополучным является район к югу от поселка Супсех, примерно до реки Сукко, а в юго-восточной части прибрежья — от бухты Геленджикской до Дивноморска.

К сожалению, многие акватории, ранее считавшиеся чистыми районами моря, например, Дюрсо, Джанхот и другие, сегодня испытывают значительную антропогенную нагрузку с суши — это и неконтролируемая рекреация, и сброс неочищенных (зачастую именно в реки) или недостаточно очищенных хозяйственно-бытовых сточных вод, и замусоривание берегов малых рек, протекающих через населенные пункты и впадающих в море вблизи мест излюбленного отдыха жителей и гостей нашего региона, — завершила Березенко.

Поделиться в социальных сетях:
Материалы по темам:

Новости партнеров