Герои-журналисты Новороссийска: они спасали людей и память о них

Павел ГИРЕЕВ

Она выносила раненых бойцов с поля боя, она сохраняла воспоминания об их подвигах.

На 93-м году жизни не стало ветерана Великой Отечественной войны Галины Осташевской (1927-2019), она была санинструктором на Малой Земле и в боях за Новороссийск

В последние годы Галина Ивановна проживала в Уфе, была журналистом, написала несколько книг. Самые известные из них — это сборник воспоминаний о Василии Чапаеве и книга «Шла на фронт девчонка», в которой она рассказала о своей жизни во время Великой Отечественной войны.

Уже в 15 лет она спасала раненых бойцов и была удостоена своей первой награды — медали «За боевые заслуги».

По признанию Галины Ивановны, одна из самых впечатляющих историй, которую ей удалось узнать за всю войну, произошла под Новороссийском летом 1943 года.

«Мне запомнились два красноармейца — русский Николай Гуськов и татарин Равиль Биктимиров, которые оборудовали себе окоп, углубив для этого бомбовую воронку. Наши окопы в районе перепаханной минами, бомбами, снарядами „Долины смерти“ находились рядом, и были слышны их беседы и чаяния.

Как-то раз впереди упала мина. Выглянув из окопа, мы с санитаром ахнули. Не сон ли это? На глиняном бруствере соседнего окопа колыхался красный цветок, неизвестно когда выросший здесь. Стебелек мака вызвал в памяти Гуськова картины мирной жизни.

— Девчонка у меня, пять лет ей было бы теперь. Но вот не пощадили гады, — из освобожденной деревни Гуськову написали о повешенной матери, о гибели жены и дочери.

— У меня тоже есть дочка — живая, учится в школе, — сказал Биктимиров. — Но увижу ли ее, вернусь ли к своей семье, в родной колхоз?..

Цветок мака радовал двух породнившихся в окопе бойцов. Во время обстрела они накрывали его железной каской, а когда огонь прекращался, снимали каску, чтобы алые лепесточки нежились под солнечными лучами.

Всегда несколько глотков драгоценной воды все мы оставляли для того, чтобы полить цветок.

Однажды на рассвете Биктимиров высунулся из окопа.

— Понюхаю, как пахнет цветок, — проговорил он.

Но тут просвистела пуля, и солдат, вскрикнув, свалился на дно окопа. Снайпер убил его наповал.

Ночью Гуськов проплакал, упав на небольшой холмик земли, где похоронили его друга.

Утром началась атака. Гуськов взял каску, которая укрывала цветок, и надел ее на себя. И в ту же секунду пуля срезала головку цветка.

Гуськов, страшный и великолепный одновременно, перебросил винтовку из левой руки в правую и первым ринулся в атаку.

Он ворвался в траншею врага и стал крушить все на своем пути, обливаясь своей и чужой кровью.

Я положила ему жгут на рану, но он категорически отказался идти в медсанбат».

Поделиться в социальных сетях:

Новости партнеров