В Новороссийске есть приют для бездомных

В Новороссийске есть дома, куда принимают людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, без крыши над головой. Но за возможность жить и питаться в них нужно трудиться. Называются эти приюты рабочими домами.

Берут тех, кто готов работать

Об одном таком рабочем доме мне рассказала бездомная Наталья Любякина, одно время стоявшая под церковью с просьбой о подаянии. Она с благодарностью рассказывала об этом месте, где в зимние холода находят койку, пищу и работу такие же бездомные, как она. «Когда совсем холодно, дом переполнен!» — рассказывала мне Наташа, она же и договорилась, чтобы в рабочем доме приняли и корреспондента.

Я поехала по указанному адресу и изумилась — в Цемдолине же целый коттедж, совсем не похожий на приют для бездомных! Меня встретила женщина, дежурная по кухне и дому, а мужчины устроили по нему экскурсию. Я охала и ахала, осматривая комнаты (здесь даже теплые полы) — кругом чистота, хотя и видно, что живет много людей. Мужички показали спальни — кровати убраны. Спустились на кухню — на плите большая кастрюля с гороховым супом, а в духовке — подходит яблочный пирог.

В гостиной, где большой диван и телевизор, у мужиков, проживающих в доме, проходит ежевечерняя планерка, где обсуждаются рабочие планы на будущий день. Там мы и собрались, чтобы побеседовать о житье-бытье. Свои жизненные истории мне рассказали сами постояльцы рабочего дома, их было около десятка.

В основном это люди, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации. Рассказ примерно у всех похожий: приехали на заработки, работа кончилась, денег не заплатили, возвращаться домой не можем... Вот Тимур Мирзоев (31 год) из дагестанского города Каспийска, он трудился в Славянске-на-Кубани, семье очень нужны были деньги: мать больна раком крови. Когда работа закончилась, он не посмел вернуться на родину, ведь на него вся надежда, он должен слать деньги маме на лечение. Так оказался в Новороссийске, узнал о рабочем доме.

Александр Медведев из белорусского Витебска (36 лет) приехал на заработки в Крым. Когда забота закончилась и идти было некуда, пошел в рабочий дом. Здесь он уже две недели.

— А я борюсь с «зеленым змием», — честно признается 49-летний Сергей Воронков из Анапы. — Я пил пять лет ежедневно. Однажды шел по улице, потерял сознание, очнулся в больнице, где меня обследовали, оказалось, что уже проблемы с печенью. Вышел из больницы, думаю, буду пить — загнусь, поехал в реабилитационный центр в Новороссийск. А потом оказался в рабочем доме. Пока здесь, а домой возвращаться боюсь. Я уже пять месяцев трезвый, — делится своими достижениями мужчина, у которого его вредные привычки написаны на лице.

А вот еще один страдалец — Геннадий Ющенко из Грозного, ему 48 лет. Он решил перебраться на ПМЖ поближе к морю, квартиру на родине продал. В Новороссийске деньги как-то быстро проелись и прогулялись. Мужчина оказался на улице. Увидел объявление о рабочем доме, здесь уже две недели.

Алексей Раевский из Краснодара, ему всего 26 лет, он приехал в Новороссийск на лето устанавливать сплит-системы, лето закончилась, заказы тоже. Его взяли жить в рабочий дом и даже предложили непыльную работу: теперь он будет создавать сайт для дома.

Заработки — 500 рублей в день

Интересуюсь, сколько можно заработать, проживая в доме.

— Все зависит от тебя самого, захочешь работать — будешь зарабатывать нормально, мои знакомые на одном предприятии (его не называем, — прим. авт.), по 17 тысяч получают, у нас не меньше выходит, — говорит Медведев.

В разговор включается руководитель новороссийского отделения межрегиональной общественной организации «Возможность жить» (так официально называется это место) Владимир Бедарев. Он ищет работу мужикам, следит за порядком. В общем — главный в доме.

— В Новороссийске есть и другие места, где людям дают приют, но у нас именно рабочий дом, главное условие проживания в нем — это необходимость трудиться. При таком условии люди не оплачивают жилье и трехразовое питание и зарабатывают в день 500 рублей, — рассказывает Владимир. — Иногда случается, что заявка больше по оплате, тогда я выплачиваю 30 процентов на всех поровну от общей суммы заказа.

Работу мужикам ищет Владимир, он же договаривается с заказчиками. В основном это работа на стройках, иногда бабушки звонят по объявлениям, предлагают работу в огороде.

— Два года подряд выручает железная дорога, в данный момент мы копаем траншеи под кабель для освещения железной дороги, — поясняет Владимир.

Работу найти — не поле перейти

Работы сейчас много, за нее держатся, поэтому мужики работают в две смены и порой по выходным. Владимир говорит, что все стремятся завершить стройку до наступления холодов, поэтому заказы пока есть. А потом могут наступить тяжелые времена. В рабочем доме были непростые моменты, особенно после нового года, когда дом содержался за счет зарплаты жены Владимира (она трудилась в мебельном магазине). Еще бы: этот роскошный особняк хозяева снимают, за него нужно платить арендную плату.

— Зимой у нас творится коллапс, — рассказывает супруга Владимира Валентина, она теперь помогает мужу, следит за домом и проживающими. — С улиц собирается до тридцати человек мужчин, а летом народ разбредается по стройкам, в основном в доме остается до десяти человек.

Интересуюсь, что народ, оказывающийся в доме, умеет делать?

— Все понемногу, в основном приходят разнорабочие, но бывает, что и мастера попадаются, золотые руки, — рассказывает Владимир. — Вот Серега Воронков может все, по кровлям и крышам отличный спец, с гипсокартоном работать умеет.

Серегу из Астрахани помнят до сих пор

— Был тут у меня Серега — безрукий парень из Астрахани, — продолжает директор. — Так он одной рукой копал как экскаватор, на стройку поднимал по два шлакоблока за раз, каждое утро отжимался на одной руке. Когда я его привозил на работу, заказчики поначалу возмущались, что калеку привел. Когда Серега начинал работать, выкатывали от изумления глаза. Была у него мечта выращивать арбузы в Астрахани, за ней Серега и поехал. Теперь иногда из Астрахани позванивает, хвастает своим урожаем.

Вы понимаете, что в рабочий дом попадают люди не совсем благополучные. Некоторые из них обладатели исковерканных судеб, вредных привычек, непростых характеров. Скажу сразу, что лентяев, алкашей, наркоманов в дом не принимают.

Владимир сурово уточняет, что это не реабилитационный центр, от зависимостей тут не лечат, нужно трудиться.

Алкоголикам здесь не место

— Бывает, что попадаются такие, что приходят поправить здоровье, отъесться и... уходят в прошлую жизнь. А некоторые люди хотят поменять свою жизнь, они стараются, и мы им в этом помогаем — делаем, к примеру, утраченные документы, — рассказывает Владимир.

Не приветствуется появление в доме с запахом алкоголя. Директор говорит, что, если в третий раз работник приходит с запахом, его, увы, выгоняют. Есть у организации своя база данных, в нее заносят информацию о постояльцах, есть в ней и черный список: если человек пьяница или дебошир, то ему однозначно откажут.

Все это делается не просто так, а ради безопасности людей. В прошлом году, рассказывает Бедарев, случилась страшная трагедия в рабочем доме в Краснодаре: на хозяина центра накинулся постоялец, оказавшийся в наркотическом опьянении. Мужчина умер. Чтобы не подвергать рискам ни себя, ни постояльцев, принято решение не брать людей больных, с зависимостями.

Я поинтересовалась, насколько легальны подобные учреждения. Владимир показал мне свои сертификаты и разрешения, они висят в гостиной на стене. С проверками в рабочий дом регулярно приходят полицейские, ищут тех, кто в розыске. Постояльцы, прежде чем заселиться, проходят медкомиссию, туберкулезных у нас точно нет, успокаивает Бедарев.

Сечкой тут не кормят

Я решила лично попробовать стряпню, которой потчуют постояльцев. Налила себе чашку горохового супа. Отличный суп! Мужчины вытащили из духовки подошедшую шарлотку, оказывается, печь любит одна из женщин, проживающих в этом доме. Хозяин поясняет мне, что в дом принимают и дам, но они должны тоже работать — на кухне, прибирать дом, стирать белье.

— В других домах кормят не так сытно, — говорит хозяин. — У нас же рабочие, им нужна калорийная пища. К нам приходят из других домов, жалуются, что там кормят три раза в день кашей-сечкой. На таком худом питании здоровому мужику не выжить.

Валентина Бедарева говорит, что дому нужна и помощь, не откажутся здесь от постельного белья, бытовой техники, посуды, одеял и подушек, от одежды мужской и женской. Надвигается зима, понадобятся теплые куртки, обувь. Мужики-то в основном сюда приходят в шортах, поэтому их нужно одеть потеплей. Вот телефон для тех, кто захочет помочь рабочему дому: +7-938-502-55-53.

Государство готово поддерживать подобные центры

Татьяна Потапенко, руководитель ГБУ СО КК «Новороссийский комплексный центр социального обслуживания населения», где функционирует в том числе и дом ночного пребывания, рассказала, что сейчас разрешено создавать социально-ориентированные организации, альтернативу государственным. Более того, официально работающим центрам выплачивается компенсации за их услуги населению.

Но обязательное условие для волонтерских организаций — быть внесенным в госреестр. Сейчас одна такая организация «Взаимодействие», специализирующаяся на соцобслуживании граждан, помощи людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию, пытается войти в краевой реестр. Новороссийский центр уже начал с ней сотрудничать.

Фото автора.

Поделиться в социальных сетях:
Материалы по темам:

Новости партнеров